19 июля обратились сюда с нашей любимой кошкой — Кнопой (метис, 5 лет). Осложнения после операции по извлечению инородного тела из желудка в другой клинике. Попали к Селезневой Наталье Александровне, а уже после нее к Ефремовой Елене Юрьевне. По результатам рентгена определили отек легких, который стали снимать препаратами. Здесь же нам врач-кардиолог Картузова Ирина Викторовна обследовала сердце кошки, диагностировав кардиомиопатию и обширный инфаркт, который, судя по состоянию сердца, случился во время операции.
С 21 июля Кнопа находилась в стационаре. Елена Юрьевна, как при личной беседе, так и по телефону, всегда четко описывала состояние кошки, какая реакция на препараты, ест ли животное или нет. Прогноз, конечно, был не утешительный.
За 5 дней в стационаре Кнопе стало лучше, 26 июля мы забрали ее домой. На пару часов. Дома она начала дышать пастью, проявлять беспокойство. Было принято решение отвезти ее обратно, т.к. в клинике есть все необходимое для нее. Вернулся отек легких. Смена была Петра Николаевича, он посадил кошку в бокс с кислородом и колол диуретики. К сожалению, сердце спровоцировало нарушение работы почек и печени. Утром 27 июля нашей Кнопочки не стало. Остановка сердца.
——
Нам говорили, что шансов немного, но мы верили, Кнопа верила, врачи верили. Мы все пытались, особенно пыталась Кнопа, прожив 11 дней после обширного инфаркта, что уже само по себе чудо. 26 июня, дома, она попрощалась с нами, видимо, ждала этого момента, потому и жила.
Нашей девочке, со слов врачей, было не больно, и теперь она лежит на даче, под березами, за которыми так любила наблюдать.
——
Отдельную благодарность хотим выразить Ефремовой Елене Юрьевне, которая до последнего боролась за нашу Кнопочку и всегда говорила прямо — что, как и почему. И, зная нашу кошку, мы уверены, что Кнопа тоже была благодарна за всё.